» » Заложницы собственного счастья
на правах рекламы

Заложницы собственного счастья

Автор: armanik от 22-05-2014, 18:13
  • Не нравится
  • +5
  • Нравится
 Их так много — женщин, посвятивших себя семье. Для кого-то это был желанный выбор, кто-то оказался в таком положении вынужденно, некоторые и не собирались оседать дома на годы, но так получилось… Общее у всех моих собеседниц одно: они пребывают в многолетней депрессии и ищут выход из создавшейся ситуации. И очень стыдятся этого.
ПРЯМАЯ РЕЧЬ
«Да на что мне жаловаться? У нас все хорошо, просто прекрасно! Муж работает, нас всех содержит, я по хозяйству верчусь, детьми занимаюсь, пока всех утром развезешь-отведешь, пока с младшими погуляешь, обед приготовишь, в школу-из школы, по кружкам, вот и вечер уже… Я не жалуюсь, с чего вы взяли? Я очень счастлива, я всегда этого хотела, не хватало еще, чтобы в моем доме какие-то чужие тетки топтались, не надо мне этого! И детей я всегда хотела воспитывать сама, если с ними будет нянька — то это же будут ее дети, а не мои! „А что, лучше, что ли, в офисе просиживать от зари до зари, белого света не видеть? Да я на тех же няньках-сопровождающих разорюсь, вся зарплата на них и будет уходить. И муж очень против, он уже привык, что в доме порядок, дети хорошо учатся, он знать не знает, что там для школы надо или что они проходят. Если я сейчас попробую на работу устроиться — кому я нужна такая, без стажа, без связей… Нет, я посвятила себя семье, это самое важное".
 Да кто бы спорил! Я ни одной секунды не сомневаюсь, что и для малышей, и для мужа гораздо удобней, когда мама в доступе в режиме 24/7. Что все к этому привыкли, что никто не напрягает себе мозг вопросами типа „А где моя чистая рубашка?" или „Что у нас будет на ужин?» Видели эту дивную картинку? Нарисована женщина, вокруг нее такие вопросы от детей: «Мам, а где то? Мам, а где это? Мам, а можно мне…? Мам, мам, мам…».
 А рядом нарисован мужчина и к нему только одна стрелочка: «Пап, а где мама?» И вроде бы на словах наша героиня всем довольна и счастлива. Только вот что-то голова болит постоянно, или живот, с кожей проблемы никак не решаются, еще вот сердце иногда прихватывает, а врачи ничего не находят или говорят: «Ну, что ж вы, матушка, хотите, в вашем-то возрасте!» В каком возрасте, господи помилуй! В 35 лет? И еще почему-то иногда накатывает такая ярость, что прямо страшно, что кого-нибудь прибьет. Или рыдать вдруг принимается, до месячных еще две недели, а вот ревет и не может остановиться… Непонятно. Вот подруги и присоветовали к психологу сходить. (Иногда еще попадаются грамотные врачи, которые, все проверив, отправляют в соседний кабинет, к психотерапевту). Часто слышу, как кричит на детей соседка. Без ненависти, привычно, просто любое ее обращение к детям выражается в сильном раздражении: «Ну что ты копаешься? Сменку взяла? Коля, ну сколько тебе говорить, ты что, глухой?» И говорит она о детях, о доме, о семье -в привычном и практически безнадежном стиле: «Опять заболели. Сил уже никаких нет. Вчера до ночи уроки делали. Если я не напомню -так и уйдет в тапочках» (это о муже). Как будто осуждена по приговору немилосердного суда. Как будто это пожизненная каторга (кстати, часто так и говорят о домашнем хозяйстве), из этой ловушки нет выхода, одна только бессильная ярость, никакой благодарности, никакого удовлетворения. Тоска. Пожизненные домохозяйки так непохожи на своих глянцевых прототипов: веселых, красивых, ловко и весело управляющихся и с детками (веселыми и красивыми), и с непокорной техникой (красивой и блестящей), и с веселым и красивым мужем. Про отношения со свекровью тактично промолчу. Свекровь тоже веселая и красивая. У них нет своей жизни, интересов, занятий. Все их время занято обслуживанием домочадцев, размышлениями и планированием домашних дел, даже отдых устроен так, чтобы было интересно всем, кроме них, матерей и жен. Как они дошли до такой жизни?
«МАМАМИШИ»
 У молодой пары рождается ребенок. Долгожданный или случайно завелся — не имеет значения. С момента его первого крика (а иногда и с момента первого внутриутробного шевеления) мама практически перестает существовать как личность, она лишь контейнер, поставщик питания, транспорт для ценнейшего груза. Никого больше не интересует, как она себя чувствует, что думает, чего хочет. Все внимание и забота всех членов семьи направлена исключительно и только на младенца. «Как будто я стала невидимкой! Родная мать звонит и интересуется только тем, как малыш спал, ел и какал! Все родственники спрашивают: „А что он уже умеет делать? А он уже держит головку? А он хорошо спит?" Почему никого не интересует, сплю ли я ВООБЩЕ?
 Муж приходит с работы и первым делом бросается смотреть, как там сын. А я?» Сначала это даже радует и умиляет. Через некоторое время начинает бесить. А потом смиряешься и принимаешь эту свою новую роль: свиты при Короле-Солнце. Тем более, что сама уже не мыслишь себя в отрыве от этих крошечных ушек, этих нежно пахнущих колечек на затылке, этих толстеньких пяток, которые молотят тебя везде, где достанут… Природа ловко все устроила, чтобы мать растворялась в заботе о потомстве и забывала о себе, так надо, чтобы это самое потомство выжило и выросло более-менее здоровым.
 Предполагается, что годам к двум гормональный угар сходит на нет, к матери возвращается сознание, и она снова становится тем, кем была до родов: вменяемой, взрослой, вполне работоспособной женщиной. Тут бы и начать потихоньку готовить семью к мысли, что через год мать вернется к нормальному состоянию, выйдет на работу/учебу, опять станет разговаривать на темы, отличные от «кушай кашу и собирайся гулять». И вдруг выясняется, что мама опять беременна. «Ладно, — думает она, — отстреляемся сразу за всех, а потом уж выйду на работу как следует. Все равно старший еще очень маленький, ему нужна мама». Еще через три года мама обнаруживает, что старшему скоро в первый класс, как-то боязно его оставлять одного, все равно придется забирать из школы в обед, а маленький идет в садик, а там знаете, какая адаптация, и болеют все постоянно… И вот уже десять лет, как она сидит дома. Сидит — это, конечно, громко сказано, с дву-мя-тремя детьми не то, что присесть, бывает за целый день и постоять-то не удается, все на бегу. Хорошо, если удается поесть за столом, а не похлебать прямо из кастрюли, потому что иначе эти бандиты перевернут все вверх дном. Но постепенно она забывает все, что занимало и радовало раньше: профессию, хобби, увлечения. И себя-настоящую. На вопрос «Кто вы?» отвечает «Я мама Миши, Кати, Вани», даже ники на форумах состоят из имен детей и всяких вариаций слова «мама». Кризис самоидентификации, вот как это называется. Спрашиваю такую клиентку: «А что вы сами хотите, для себя?» — начинает отвечать про детей и мужа.
 ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ
 Мама приносит себя в жертву интересам семьи, рода. Она задвигает свои желания на самые дальние задворки души, даже не вспоминает, что у нее есть право на отдых. Но дети -они неблагодарные по определению, все, что мать делает для них и ради них, принимается как должное, как само собой разумеющееся. Но раз за разом, день за днем отказываясь от своих потребностей, мать ожидает, пусть и неосознанно, что ее жертва будет оценена по достоинству, что ее вознаградят каким-то невообразимым призом, что когда-нибудь семья признает ее колоссальный вклад в общее благополучие и вот тогда… Что тогда? Наступит рай на земле? Она станет полностью счастлива? Сможет, наконец, отдохнуть и насладиться плодами своего труда? А вот и нет.
 Когда мать доходит до ручки и начинает страшным голосом кричать и требовать своего, предъявляя немаленький счет за огромную жертву (как-никак душу отдала, не какой-нибудь пятачок с рубля в получку), семья в лучшем случае пожимает плечами и говорит что-то вроде: «Так мы тебя и не просили, ты ж сама так захотела». И все, крыть нечем. Действительно, ты сама так решила и сама это организовала. Зачем? А вот зачем. Как правило, в эту ловушку попадают женщины, у которых ощущение собственной ценности или вообще отсутствует, или сильно снижено. Вот это, привычное, «заниженная самооценка», — в чем выражается? Чем девушка обычно занимается до замужества? Учится, бегает по свиданиям (т.е. выясняет, какие молодые люди ей нравятся, а какие — нет), ездит в путешествия, болтает с подружками (примеряет на себя разнообразные сценарии семейной жизни), делает первые карьерные шаги. Знакомится с собой, прежде всего. К моменту рождения первенца у нее, как правило, уже сформированы какие-то привычки, есть представления о том, чего она хочет от жизни, какие-то планы и цели тоже присутствуют. А есть девушки, которые вышли замуж непосредственно из родительского дома и почти сразу родили — или не сразу, но в любом случае не вышли из состояния «послушной дочери». И у них эта САМОИДЕНТИЧНОСТЬ не успела сформироваться. Иногда я вижу на приеме мать троих-четверых детей с совершенно детским голосом, повадками, даже личико может быть подростковым. Даже если она успевает выйти на работу, то прилепляется к ней с той же страстью: днюет и ночует в офисе, «мы — одна большая дружная семья», готова работать сверхурочно и практически бесплатно, лишь бы чувствовать это единение с чем-то большим, принимающим, защищающим и кормящим. Вот мы и добрались до сути. В чем именно растворяется женщина, посвятившая себя семье? В образе матери, по которой она так тоскует.
МАМА — ЭТО ФУНКЦИЯ
Летом мы снимали дачу у чудесной многодетной семьи в Черногории. Однажды в нашем саду появился самый младший сынок, трехлетний Левочка. Абсолютно мультяшный персонаж: копна льняных волос, замурзанные щечки с ямочками, серьезные, васильковосиние глаза. Не разговаривает вообще, ему не надо, пятый ребенок, и так все всё несут и в рот кладут. Я сидела на качелях и болтала со своей старшей дочерью. Левус стоял некоторое время возле нас, посасывая палец, потом внезапно вскарабкался мне на колени, привалился головой к моему плечу и замер. Я попробовала его о чем-то спросить, не получила ответа, стала почесывать и поглаживать мягкую спинку, за ушком, пятки… Левус отчетливо вкушал нирвану, цикады гремели, где-то грохотала электричка. Время остановилось. Минут через пятьдесят малыш так же молча сполз с моих колен и удалился с большим достоинством.
 «Что это было?» — спросила моя дочь. «Судя по результату, он приходил посидеть у меня на ручках», — не раздумывая ответила я. И тут на меня снизошло озарение («ин-сайт» на психологическом языке). Левке была нужна мама, вот прям сейчас и немедленно. А его родная мама уехала за продуктами. Тогда он пошел и нашел ближайший доступный объект, который мог выполнить ФУНКЦИЮ мамы. То есть, мама — это не только конкретный человек, это еще и набор качеств, характеристик и действий, и носителем их может быть любой персонаж. Лишь бы правильно все делал. Назавтра Левус пришел с говорящим братом. «Мы еще не завтракали, а дома никого нет», -доверительно сообщил мне Никол, копия Лев-чика, только чуть повыше. Опознавание произошло, меня НАЗНАЧИЛИ «исполняющей обязанности кормящей груди». Так вот я это все к тому, что девочки, влипающие в СЛИЯНИЕ (такие отношения, где происходит потеря себя и растворение в любимом объекте), — это недоношенные на ручках, недокормленные у груди, очень рано оставленные младенцы. По каким-то причинам им пришлось стать «самой себе мамой», заботиться, утешать и растить себя самостоятельно. Может быть, мама вышла на работу слишком рано, или болела (и была недоступна для запросов маленького ребенка), или родился следующий младенец. Как бы то ни было, всепоглощающая тоска по кому-то, кто обогреет, обнимет, защитит, стала ведущей потребностью, определяющей всю жизненную роль. Этим «кем-то» может быть корпорация, какое-то сообщество единомышленников, а может — семья. И ради того, чтобы чувствовать себя в безопасности, человек готов отказаться от любых своих нужд и желаний, полностью подчиниться «общим целям», лишь бы не быть одной, покинутой, ненужной. Помните смешную открытку на 8 марта? «Мамочка! Я ем — ты готовишь, я пачкаю — ты стираешь, я разбрасываю — ты убираешь. .. Что бы ты без меня делала!» Это придает смысл и наполненность жизни.
А В ЧЕМ ПОДВОХ?
 Предвижу вопрос: «А что плохого в таком слиянии? В том, что женщина содержит дом в порядке, что дети в этой семье ухожены и воспитаны, что муж и отец может спокойно заниматься работой, не беспокоясь о тылах? Вроде бы так и должно выглядеть семейное счастие по Толстому… (Уменя в блоге есть такая метка: „семейное счастие". Я использую ее, когда пишу о том, как „хотелось как лучше, а получилось как всегда". Например, пошла в музей со старшей девочкой, по дороге подобрали еще пятерых жаждущих общения и кормления подростков, и в результате вместо желанного отдыха получила головную боль и стертые ноги). Да, собственно, ничего плохого нет, если соблюден баланс. Если вклад женщины в общую жизнь оценивается как „совершенно необходимая и очень важная работа", а не „сидение дома, на шее у мужа». Ведь если мы подумаем, домашняя работа и уход за детьми — это весьма дорогостоящее предприятие, если бы семье пришлось нанимать няню и домработницу на замену матери, их зарплата выливалась бы в кругленькую сумму! Это как раз те деньги, которые мы экономим, делая все сами. Главное, чтобы это осознавала сама героиня. Что она делает большую и важную работу, что ей тоже положен отдых от всего, приятные бонусы и премии по результатам квартала. И давала бы себе выходные и отгулы, и тратила бы на себя деньги без угрызений совести. Второй немаловажный фактор — возраст детей. Понятно, когда в семье более двух детей, и младший еще дошкольник, влияние и забота матери незаменимы ничем. Но когда дети вырастают, мама начинает мешать их росту.
ГЛАВНОЕ, ЧТОБЫ САМА ГЕРОИНЯ ОСОЗНАВАЛА, ЧТО ОНА ДЕЛАЕТ БОЛЬШУЮ И ВАЖНУЮ РАБОТУ, И ЕЙ ПОЛОЖЕН ОТДЫХ.
 Честно, вот что бы вы ни думали про ненавистную «домашку» и кружки, после 7 лет ребенка постоянно находящаяся дома мать — обстоятельство скорее отягощающее, чем благое. Чтобы как-то «нагрузить» маму полезной и оправдывающей сидение дома работой, ребенок вынужден инвалидизироваться, то есть, всеми силами доказывать, какой он маленький и беспомощный, немощный. Портфель собрать не может, вечно все забывает, уроки делает через пень-колоду. Кружки тоже подбираются такие, в которые надо водить или возить, иначе «зачем было и затеваться, в футбол гонять и во дворе можно». А ребенку все это неполезно крайне. Ребенку полезно слоняться по пустому дому, пытаться готовить себе всякую вкусную гадость в микроволновке, разбрасывать одежду и опрометью кидаться к урокам, когда ключ в замке поворачивается. Он так учится управлять своим временем, распоряжаться собой, про желания, опять же, свои собственные узнает. А когда мама все время дома и все под контролем…
 Мужу неработающая жена поначалу тоже очень приятна. Первые лет пять. Если каждые три года не появляется новый младенец, через некоторое время почему-то начинает нарастать агрессия. Я не знаю почему, то ли от полной финансовой зависимости женщины, то ли от тяжкой ноши единственного «материально ответственного лица», но факт остается фактом: мало кто из мужчин имеет силу удержаться от легкого (поначалу) попинывания жены под соусом «я вас всех кормлю», от контроля за личными расходами супруги, от взревывания: «Я буду принимать решения на том простом основании, что я мужчина».
 Он не по злобе такой, это законы семейных систем, практически, сила гравитации, а с ней не поспоришь. Дорогие женщины, мы все понимаем, как важна и нужна мама в первые годы жизни малыша. Как приятно приходить после работы в чистый, уютный дом, в котором пахнет вкусной едой. Но — вовремя заметить, что у малыша уже пробиваются усы, отойти на шаг в сторону, разжать руки, дать ему или им возможность идти по жизни самостоятельно… Набраться смелости и признаться самой себе, что уже много лет основное и постоянное чувство — тоска и скука, снять с себя кухонный фартук и выйти навстречу неизвестности, вспомнить, что у вас есть душа, мозги, сила, в конце концов, сказать себе, что вы не только функция, но и отдельный человек — это сложно, да, но совершенно необходимо.

Теги: женщина, семья, мужчина

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии к статье Заложницы собственного счастья

Оставить комментарий